Перестройка третьего мира: путь в мигранты?

Заложники цены на нефть

Проблему деиндустриализации Третьего мира наиболее комплексно и с опорой на неискаженные нравственные ценности рассмотрел Уильям Энгдаль в книге «Столетие войны»( http://lib.rus.ec/b/163663/read), на которую я опирался и в прошлых статьях. Он же показал, что экономические кризисы в мире, являются не «внезапными ударами судьбы», а рукотворными и хорошо скоординированными группой банкиров, «озабоченных» «пределами роста» целых стран.

Мнение мега-банкиров о Третьем мире, если отбросить всю шелуху их заявлений о «равных правах людей», на деле базировалось на яром расизме, как о дикарях, которых не надо допускать к индустриализации, а оставить в первобытном состоянии.

В то же время в 1960-е годы развивающиеся страны после распада колониальных режимов вышли на политическую арену. В ряде этих стран на посты президентов и премьеров выдвинулись выдающиеся представители народов. Эти политики рассматривали политическую независимость, как первый шаг к дальнейшему развитию, но их ждала неоколонизация во имя «сохранения Земли». При этом я уже писал, что со своими народами западные защитники «пределов роста» расправлялись не менее жестко.

Самым тяжелым ударом, как пишет Энгдаль, по «хрупким экономикам развивающихся стран» стало резкое повышение цены на нефть, на которой держалась вся инфраструктура транспорта и энергетики. В 1970-е она подскочила сразу на 400%. Повысил ее шах Ирана по тайной просьбе Г. Киссинджера. Кроме того политики и банкиры США провели в 1975 г. через картель ОПЕК, контролируемый их союзником Саудовской Аравией, закон о продаже нефти только за доллары США. Не принимались к оплате французские франки, немецкие марки, даже английские фунты. Британия быстро среагировала, и стала размещать в своих банках «евродоллары».

После отказа в бытность президентом Никсона в 1971 г. от золотого содержания доллара его обеспечением стала нефть, но в отличие от золота цена на нефть была еще более непредсказуемой. Это было на руку мощному нефтебизнесу США, и нефтяным корпорациям Британии, еще до Второй мировой войны стремившимся скупить почти все нефтеносные земли планеты, а в 1970-е начавшим добычу нефти с морского дна Северного моря.

«Для подавляющего большинства развивающихся стран нефтяной шок означал конец развития, неспособность инвестировать в развитие промышленности и сельского хозяйства и разбитые надежды на лучшую жизнь, которые возникли было во многих уголках мира в 1960-е годы. Нефтяной шок 1974-1975 гг. совпал с худшей за несколько десятилетий мировой засухой, приведшей к жестоким неурожаям, особенно в Африке, Южной Америке и некоторых частях Азии».



Особенно пострадали страны, где не было своей нефти. «Весь индийский субконтинент большая часть Африки и целые регионы Латинской Америки оказались в жестоком экономическом и политическом кризисе».

Для оплаты подорожавшей нефти всем странам Третьего мира нужны были доллары, которые можно было получить только у банкиров США и Британии, увеличившим ставки по займам. В результате не менее 60% из 57 млрд. долл. прибылей ОПЕК были вложены в финансовые структуры США и Британии. Внешний же долг развивающихся стран стремительно возрастал, от 6 млрд. долл. в 1970 г. до 46 млрд. долл. в 1976 г. «Большей частью этот дефицит приходился на страны, где уровень доходов на душу населения был самым низким в мире».

Запретный «мирный атом»

Ориентируясь на успешную программу строительства АЭС в США, Франции, Германии, страны, не имеющие больших разведанных месторождений нефти, стали заключать контракты на использование в энергетике «мирного атома».

«Мексика, которая в 1970-е г. не была еще экспортером нефти, решила развивать собственную ядерную энергетику, заключив контракты с фирмой «Мицубиси» и немецким «Сименсом». Она объявила о строительстве 15 ядерных реакторов в течение 20 лет. В 1975 г. правительство Бразилии заключило с правительством ФРГ соглашение о строительстве комплекса из 8 ядерных реакторов к 1990 г. В том же году Бразилия подписала контракт с Францией на 2,5 млрд. долл. США о строительстве реактора на быстрых нейтронах. Пакистан заключил договор с Францией о энергетической ядерной программе. Шах Ирана хотел реализовать свою давнюю мечту – построить АЭС для того, чтобы давать энергию всему Ближнему Востоку. В 1978 г. Иран обладал 4-ой по масштабу ядерной программой, предусматривающей установку 20 реакторов которые к 1995 г. дали бы 23000 Мвт электроэнергии».



Все это было чревато превышением «пределов роста», установленных группой мультимиллиардеров-банкиров и глав нефтяных корпораций для Латинской Америки и арабских стран. Основным «Прокрустом», который урезал темпы роста формально независимых государств, стал снова Г. Киссинджер, опиравшийся на американскую разведку ЦРУ, осуществившую к тому времени деиндустриализацию США. Тактика была названа «Убить очарование атомной розы».

Это были, безусловно, амбициозные проекты, несущие потенциальную опасность для человека и среды, но в противодействии им со стороны группы Киссинджера сказалась идеология деления уже всего сообщества планеты на узкую группу «элиты из компетентных людей» и «простого народа», которому она не обязана объяснять свои действия. С развивающимися странами поступили как с детьми, тянущимися к опасным игрушкам: эти игрушки от них отняли и наказали обнищанием целых государств.

Мексика была разорена паникой по поводу обесценивания ее валюты, спровоцированной лично шефом ЦРУ Колби, заявившем о будущей девальвации песо в журнальном интервью. Его провокацию подхватил давний идеолог мальтузианства, (сиречь вымирания Третьего мира) лорд Карадон уже из британской разведки, заказывавший панические статьи о выводе бизнесменами денег из Мексики. За две недели работы этих двух разведчиков песо было обесценено на 30%. Через несколько месяцев внешний долг Мексики достиг 82 млрд. долл. «Девальвация привела к сворачиванию мексиканских промышленных программ, понижению уровня жизни и росту инфляции внутри страны». Напрасно президент Портильо выступал с обращением к нации о ложности паники, предупреждал, что мексиканцев снова загоняют в Средневековье. Ему пришлось уйти.

Правительство США заставило Германию и Бразилию также отказаться от ядерной программы. Обычно нам трудно поверить в то, что больше всего Западная Германия боялась вывода… американских оккупационных войск и «советской угрозы» – захвата ее земель войсками СССР. Это при том, что, как пишет С. Сумленный в книге «Немецкая система», «до сих пор немецким властям не положено знать, где на территории Германии хранятся американские ядерные боеприпасы и когда они будут применены; даже на депутатские запросы бундестага американские власти отвечают очень холодно: «Хранятся, там, где необходимо, и могут быть применены, тогда, когда понадобится». В свою очередь, манипулируя докладами ЦРУ об опасности появления ядерного оружия у Бразилии, Киссинджер мог ввести в заблуждение Вашингтон.

На самом деле, пример, приведенный в моей статье о ядерной программе Де Голля, показывает, какие колоссальные ресурсы нужны для производства атомной бомбы: это тысячи специалистов-саперов, инженеров, громадные объемы металлов и строительных материалов, инфраструктура железнодорожных и воздушных путей доставки грузов, необитаемые пространства, расположенные на расстоянии тысяч км от жилых районов.

После угроз Г. Киссинджера «страшного урока Пакистану» произошел военный переворот, президент Бхутто был казнен в 1977 г., а в Иране в 1979 г. – свергнут шах. После этого все программы по строительству АЭС были надолго заморожены, зато восстановлена практика возведения на троны марионеток, послушных тем, кто определяет государствам «пределы роста».

Я слышал от некоторых ученых рассуждения в духе того, что «есть народы, которым рано иметь ядерную энергетику», но абсолютная власть банкиров над миром развращает абсолютно. И вскоре выяснится, что и стране этого ученого тоже будет предписаны деиндустриализация, ларьки, обнищание и наркоторговлю.

Весь мир попал под власть нефтяных корпораций и банкиров. Иранский нефтяной экспорт сократился, и одновременно снизила объем продаж нефти Саудовская Аравия. «Когда в 1980 г. была одновременно поднята цена на нефть и процентные ставки на займы с 7% до 20%, то все страны Третьего мира попали в кризис». Хуже всего жила Африка. Ее ресурсы и сырье покупались за бесценок в счет выплаты долгов. Кризис охватил и все развитые страны, еще раз ограничив их «пределы роста». Орудовали сразу деиндустриализаторы из США и Британии. Для подрыва политики США в Латинской Америке Тэтчер спровоцировала войну с Аргентиной, в которую на своей стороне втянула США. Действия Г. Киссинжера и Тэтчер были невыгодны для самих США, в которых произошел мощнейший финансовый кризис 1980 г., а их внешняя политика вызвала рост антиамериканских настроений в Латинской Америке.

Жак Аттали, известный французский банкир так характеризовал кризис 1980 г.: «США оказались на грани пропасти: доллар обвалился, страна перестала быть ведущим экспортером автомобилей; доля США в мировом рынке тяжелого машиностроения упала с 25 до 5%, а внешний долг значительно увеличился».


5651774009393101.html
5651839009631622.html
    PR.RU™