Называемый ныне Санкт-Петербургом?

"Император Пётр I и Исакиевский собор", Санкт-Петербург, картина художника Максима Воробьёва, 1844 г.

Первый же человек, прочитавший эту статью в Интернете, задал мне вопрос: "в чём практический смысл сего труда?"

В качестве ответа на этот вопрос я хочу привести слова председателя Совета министров Российской империи Петра Столыпина (1862-1911), убитого в Киеве евреем Мордко Гершковичем Богровым, юристом и революционером.

Столыпин говорил так: «Народ, не знающий своей истории, есть навоз, на котором произрастают другие народы».

Вот чтобы нам перестать быть для евреев и ещё для кого-то навозом, нам надо, наконец, узнать нашу подлинную историю и раскрыть одну тщательно скрываемую из века в век тайну, связанную с Петром I и градом на Неве — Санкт-Петербургом.

Скажу сразу, что первый российский император Пётр I (1672-1725) не просто так появился на исторической сцене как реформатор Руси,и совершенно не случайно ещё при его жизни многие на Руси поговаривали о подмене одного Петра (сына второго русского царя из рода Романовых) на другого Петра, иноземного, из неизвестного рода.

Кстати, споры о родоплеменном происхождении "другого" Петра I, который вошёл в историю России как великий реформатор и строитель города Санкт-Петербурга, не утихают до сих пор, потому что действительно непонятно, чья кровь текла в его жилах. Судя по его прижизненным портретам и портретам его семейства, русским по крови Пётр I не был однозначно!

Вот портреты первого российского императора Петра I, его второй жены Екатерины I и дочерей Елизаветы и Анны:

Эти портреты были написаны разными художниками и в разное время, при этом изображённые на этих портретах персоны имеют совершенно одинаковые "национальные" или генетические признаки! Вот налицо яркий пример "генетической экспансии", применённой против русских ещё три века назад!

Русов, славян, с такими лицами, как мы видим на этих портретах, не бывает! Чьих же кровей были царь Пётр I, его вторая супруга Екатерина Первая и их дочери, которые после смерти отца и матери правили Россией? — этот вопрос остаётся открытым по сей день.

Что касается бурной реформаторской деятельности Петра I, нам известно на сегодня досконально только одно: Петра I подменили буквально на другого человека (как некоторые утверждают) или его словно подменили (вникайте в значения слов русского языка!) после его пребывания за границей в период с марта 1697 года по август 1698 года.

Современники отмечали, кто видел и знал Петра I прежде, что он очень сильно изменился внешне, но ещё больше, до неузнаваемости, он изменился внутренне.



Ещё до возвращения в Москву из заграничной поездки, прямо из Лондона 26 летний царь всея Руси отдал письменное распоряжение о заточении в суздальский Покровский монастырь своей законной жены Евдокии Лопухиной, русской по происхождению, на которой он женился в 16-ти летнем возрасте.

В отношении первой супруги Петра I имеется любопытная информация: "Евдокия Лопухина вошла в историю как последняя русская супругароссийского царя. И все последующие российские императоры тоже брали себе в жёны только иностранок, почему в жилах их наследников становилось все меньше русской крови". Источник[ii]

Очень любопытный штрих в истории государства российского, не правда ли?

Теперь перейдём к рассмотрению наиболее интересных дел Петра и истории Санкт-Петербурга.

Известно, что 31 июля 1698 года, пребывая в Раве (Русской), Пётр I встретился с королём Речи Посполитой Августом II. "Общение двух монархов, бывших почти ровесниками, продолжалось в течение трёх дней. В результате возникла личная дружба и наметилось создание союза против Швеции. Окончательно тайный договорс саксонским курфюрстом и польским королём был заключён 1 ноября 1699 года. По нему Август II должен был начать войну против Швеции вторжением в Ливонию". (Энциклопедическая статья "Великое посольство". Источник[iii]).

Справка: впервые в документах Рава-Русская упоминается в XV столетии. Белзский и мазовецкий князь Владислав в 1455 году назвал именем своего мазовецкого владения небольшой населённый пункт на реке Рата, с приложением слова «Русская» для отличия от Равы-Мазовецкой, ныне расположенной на территории Польши. Источник[iv].

Иначе говоря, во время той встречи с Августом II Пётр I заключил с ним тайный договор, согласно которому, по возвращению царя всея Руси в Москву, они совместно начинают войну против Швеции, ради достижения в этой войне каких-то своекорыстных интересов.

А незадолго до этого, 14 июля 1698 года, произошла встреча 26-летнего Петра I с 58-летним императором "Священной римской империи германской нации" (а также правителем Австрии) Леопольдом I (из рода Габсбургов). О деталях той встречи мы можем только догадываться, но интересны те политические шаги, которые предпринял по возвращению в Москву молодой царь всея Руси.



На коллаже: Леопольд I & Пётр I (в молодости выглядели как братья). В центре герб Священной Римской империи, ставший впоследствии и гербом Российской империи тоже.

Итак, возвратившись в Москву из заграничного посольства, Пётр I посчитал важным для себя незамедлительно нанести сокрушительный удар по всему русскому, прежде всего по русской истории и традиции.

Почему и зачем?

Ну, очевидно, не любил Пётр I русских, потому и хотел он превратить Россию в подобие европейского государства, а более всего — в подобие Священной Римской империи. К тому же, во время заграничного турне по Европе 26-летнему Петру I объяснили, (скорее всего это сделал Леопольд I), что он имеет все шансы превратиться из "царя всея Руси" в "императора Российской империи" (а слово "империя" звучит круче, не правда ли?!), если он совершит ряд правильных шагов.

Каких?

Петру I, надо полагать, это объяснили.

К тому моменту на берегу Финского залива, на подконтрольной 18-летнему Шведскому королю Карлу XII территории, уже стоял частично полузатопленный студёными водами небольшой античный город с каменными зданиями, сам факт существования которого не давал покоя сильным мира сего.

Для мировой истории этот античный город, сначала поглощённый водой, а потом освобождённый ею, был таким же артефактом, который никуда нельзя было спрятать, как и древнеегипетские пирамиды. Больше всего "сильных мира сего" беспокоило то, что стоял он на исконно русской земле! Это был античный город, который построили далёкие предки современных русских! Самим своим существованием он доказывал многовековую, а может и многотысячелетнюю русскую историю!

На этих рисунках двухвековой давности изображена часть территории Васильевского острова, прилегающей к набережной Большой Невы (набережная Лейтенанта Шмидта) между 25-й и 19-й линиями. Судя по всему, рисовальщиком задокументированы не "петровские новостройки", а останки древнего каменного города, где наряду с развалившимися зданиями были и относительно целые.

На представленной ниже гравюре Зубова Алексея Фёдоровича (1682 – 1751), художника петровских времён, изображён ввод шведских судов в Неву 9 сентября 1714 года после победы при Гангуте. Надпись на гравюре "Васильевский остров при Санктъ Питербурхе".

Художник детально прописал на гравюре каменную набережную и многочисленные многоэтажные каменные здания! При этом официальная история утверждает, что всего 11 лет назад на этом месте не было ничего!

Это, мол, всё Пётр I построил, который для войны со Швецией имел всего-то 40-тысячное войско...

А на этой вековой давности фотографии запечатлено здание Эрмитажа, первый этаж которого, несмотря на то, что это постройка, как уверяют историки, совсем недавняя, оказался глубоко под землёй!

Здание Эрмитажа.

"Сильных мира сего", заинтересованных в том, чтобы все подобные артефакты никогда не заговорили, и посетил в своём заграничном турне 26-летний российский царь Пётр I.

"Интересным фактом является и состав русского посольства, отправившегося в Европу. Численность сопровождающих царя составляла 20 человек, при этом посольство возглавлял Александр Меншиков. А вернувшееся посольство состояло, за исключением Меншикова, только из подданных Голландии! Причём посольство отправилось в Европу вместе с царем на две недели, как предполагалось, а вернулось только через год с лишним...

Стрельцы – гвардия и элита русской царской армии – заподозрили неладное. Начавшийся стрелецкий бунт был жестоко подавлен Петром. А ведь стрельцы были самыми продвинутыми и боеспособными военными соединениями, верно служившими русским царям. Стрельцами становились по наследству, что свидетельствует о высочайшем уровне этих подразделений.

Характерно, что масштабы уничтожения стрельцов были более глобальны, чем по версии официальных источников. В то время численность стрельцов достигала 20 тысяч человек, а после усмирения стрелецкого бунта правительством Петра I российская армия осталась без пехоты, после чего был произведен новый набор рекрутов и полное переформирование действующей армии. Примечательным фактом является и то, что в честь подавления стрелецкого бунта была выпущена памятная медаль с надписями на латинском языке, который до этого никогда не применялся при чеканке монет и медалей на Руси, но применялся в Священной Римской империи".

Слева медаль Петра I "Подавление стрелецкого бунта, 1698 г.", справа для сравнения медаль Леопольда I. Источник[v].

Кстати, ещё одна интересная деталь к истории о бунте стрельцов.

"В марте 1698 года в Москве появились в срочном порядке вызванные царевной Софьей Алексеевной (сестрой Петра I и дочерью царя Алексея Михайловича) 175 стрельцов из 4 стрелецких полков, участвовавших в Азовских походах Петра I в 1695—1696 годах. Софья Алексеевна утверждала, что Пётр Первый не является её братом...

4 апреля 1698 года против стрельцов были посланы солдаты Семёновского полка, которые при содействии посадских людей «выбили» мятежных стрельцов из столицы. Стрельцы вернулись в свои полки, в которых началось брожение.

6 июня стрельцы сместили своих начальников, избрали по 4 выборных в каждом полку и направились к Москве. Восставшие (2200 человек) намеревались возвести на престол царевну Софью или, в случае её отказа, В. В. Голицына, находившегося в ссылке.

Правительство направило против стрельцов Преображенский, Семёновский, Лефортовский и Бутырский полки (около 4000 человек) и дворянскую конницу под командованием А. С. Шеина, генерала П. Гордона и генерал-поручика князя И. М. Кольцова-Мосальского.

14 июня после смотра на реке Ходынка полки выступили из Москвы. 17 июня, опередив стрельцов, А. И. Репнин занял Новоиерусалимский (Воскресенский) монастырь. 18 июня в 40 верстах к западу от Москвы восставшие были разбиты.

В бою у Воскресенского монастыря со стороны Правительства участвовали:

Бутырский полк — генерал П. Гордон

«Батальон» Преображенского полка — майор Николай фон Зальм

«Батальон» (6 рот) Семёновского полка — полуполковник И. И. Англер

Лефортовский полк — полковник Ю. С. Лим

Артиллерия под командованием полковника де Граге (Гранжа)". Источник[vi].

Как видим, фамилии командующих правительственными войсками явно не русские.


5650766801083256.html
5650864269229487.html
    PR.RU™